Google Glass 2.0: захватывающая попытка номер два

Хизер Эриксон сложно назвать хипстером. Да, на всех ее снимках Google Glass. Но она не использует их, чтобы проверять Facebook, диктовать сообщения или снимать видео без рук на американских горках. Эриксон 30 лет, и она работает на фабрике в сельской местности в Джексоне, штат Миннесота. Для нее Glass это не повод развесить приложения перед глазными яблоками, а инструмент — как гаечный ключ или лобзик. Он проводит с ней всю смену на станции 50 в цеху, где собираются двигатели для тракторов.

Никого на фабрике Эриксон не волнует, что пользовательская версия Glass после первоначальной шумихи была обречена утонуть под шквалом багов, критики и кануть в небытие, так и не увидев свет. Первоначально дизайнеры Glass грезили жизнью в тандеме с рамкой и крошечным экраном компьютера, зависшего перед глазами. Но мечта быстро сменилась разочарованием, потому что первые испытатели очков обнаружили, что стекляшки не дотягивают до заявленных характеристик. Всего за три года Alphabet (родительская компания Google) постепенно отказалась от Glass. Во всяком случае так предполагали люди.

Чего они не знали, так это того, что Alphabet поручила небольшой группе разработать версию для рабочего места. Эта группа входит в отряд лаборатории X, принадлежащей Alphabet, где Glass впервые были разработаны под личным надзором Сергея Брина. Теперь акцент был сделан на создании практического инструмента для рабочего места, который экономит время и деньги. Эта версия очков называется Glass Enterprise Edition.

Именно их Эриксон надевает каждый день. Она работает на AGCO, производителя сельскохозяйственного обеспечения, который в числе первых испытывает Glass EE. В течение двух лет Glass EE тихо использовали на десятках рабочих мест, уходя от радаров любителей гаджетов, аналитиков и самопровозглашенных футурологов. Да, число тех, кто устал пользоваться Glass, сидя в лаунже и потягивая коктейль с кальяном, случайно попадая на нежелательные ролики в YouTube, изрядно поуменьшилось. Тем временем Alphabet продала уже сотни единиц EE, улучшенной версии продукта, который изначально продавался в версии Explorer Edition в 2013 году. Компании, которые испытывали EE — в том числе гиганты вроде GE, Boeing, DHL и Volkswagen, — оценили нехилый рост производительности и качества. То, что начиналось в качестве пилотных проектов, сейчас планируется к повсеместному внедрению в крупных корпорациях. Другие отрасли бизнеса, например медицинские, пытаются применить Enterprise Edition на рабочих местах, чтобы преобразовать ранее неудобные и громоздкие процессы.

Разница между оригинальными Glass и версией Enterprise можно свести к двум изображениям. Первое — это знаковое фото Брина с дизайнером Дианой фон Фюрстенберг на модном шоу, на котором оба запечатлены с красноречивым оголовьем, увенчанным мониторами. Второе изображение корреспондент Wired увидел на фабрике, где работает Эриксон. Рабочие на каждой станции сборочной линии — в очках, которые не сильно отличаются от защитных очков — начинают работу со слов «Окей, Glass, запускаемся». Когда они уходят домой, очки остаются на рабочем месте.

Эти рабочие из Джексона, штат Миннесота, находятся на гребне волны. В недавнем отчете Forrester Research был прогноз, что к 2025 году около 14,4 миллиона рабочих в США будут носить умные очки. И речь шла не о модных стеклах. Оказалось, что в образе Glass Google сперва разработала вполне перспективную технологию — но во время презентации не смогла понять, кому лучше всего было бы ее использовать. Теперь компания поменяла свое мнение. Фабрики и завод станут дорогой для возвращения Glass.

Рабочее место — это любопытный поворот для одного из самых разрекламированных продуктов в истории Google. Впервые Glass были выброшены на всеобщий суд пять лет назад на конференции Google I/O в 2012 году. Выброшены буквально, потому что тысячи посетителей имели возможность лицезреть свободное падение с точки зрения парашютистов в Google Glass, парящих после прыжка с крыши Moscone Center. Высокий старт продукта даже близко не соответствовал реальному положению вещей к концу года, когда очки были представлены разработчикам. Google назвала первых покупателей Explorers — первопроходцами, исследователями. Попробовали очки, наверное, все, от принца Чарольза до Бейонсе, а Time назвал Glass продуктом года.

Однако вскоре начали всплывать очевидные недостатки Glass. Они глючили, вызывали неловкое чувство и не имели четких функций. И еще люди начали возмущаться, мол, чего это юзеры очков будут нас фотографировать исподтишка? Ношение очков начали запрещать в различных учреждениях. Проект просто разваливался.

«Когда мы изначально создавали Glass, работа на технологическом фронте была колоссальной, а запуск программы Explorer был необходим, чтобы узнать, как люди используют продукт», говорит Астро Теллер, руководитель подразделения X. «Мы слегка сбились с пути, когда попытались перепрыгнуть сразу к потребительским приложениям. Сбились с пути — это мягко говоря».

Вернуться на путь у разработчиков Glass так и не удалось, проект закрылся в январе 2015 года. Казалось, что это конец, хотя компания обещала, что «путешествие на этом не заканчивается».

На самом деле, вместе с тем началось уже другое путешествие. Хотя звук разбитых Glass еще долго звенел в прессе, первые пользователи обнаружили, что Glass отлично подходит для рабочих мест. Рабочим нужна информация в реальном времени  — и свободные руки — поэтому они только выигрывают от Glass, даже если Google этого пока не поняла.

Это выбор между формой дополненной реальности с полным погружением, которая накладывает цифровую информацию поверх реального мира, и альтернативой, которая позволяет работникам переключаться между виртуальным и реальным. Некоторые компании в предпринимательском секторе воспевают шлемы «смешанной реальности», которые накладывают графику и информацию на изображение реального мира, передаваемое при помощи камеры. Но это громоздко, дорого и плохо подходит для рутинных задач на фабрике. В случаях, когда рабочему нужен доступ к информации в реальном времени, большой шлем, занимающий все поле зрения, будет лишним. Умные очки представляют собой облегченную версию дополненной реальности — некоторые называют ее «вспомогательной реальностью» — и предлагают компьютерный дисплей, на который можно взглянуть, просто скосив глаза, и мир останется на своем месте. Это дешевле и удобнее, чем полное погружение.

Без указания Google, эти компании начали покупать Explorer Edition и использовать их со сделанным на заказ программным обеспечением для решения конкретных задач для своих корпоративных клиентов. И в Google об этом узнали.

«Мы поговорили со всеми нашими исследователями и поняли, что в бизнес-сегменте у нас может быть будущее», говорит Джей Котари, в настоящее время руководящий командой Glass EE. Брин и сам отметил интерес со стороны корпораций и предложил создать специальную группу поработать для них над Glass. В апреле 2014 года Google начала программу ‘Glass at Work’, в которую вошли и прежние разработчики. И в том же году, когда несколько людей из X посетили Boeing, которая испытывала Glass, стало известно, что работа людей при помощи Glass и работа людей без очков — это небо и земля. Разница примерно такая, как найти мебель из IKEA с зашифрованными инструкциями, лежащую в разобранном виде в комнате, и как получить подробные наставления в режиме реального время от кого-то, кто саморучно сконструировал миллионы этих предметов.

Компания решила поработать над версией Glass, которая будет полностью отделенной от пользовательской версии. Оставалось только решить, где будет жить команда. Glass постепенно ушли из X, но Alphabet вернул туда команду Enterprise. Одна из причин была в том, что классный инженер по имени Иво Стивориц был теперь старшим директором в X. Стивориц работал в области носимой электроники почти двадцать лет, основал компанию BodyMedia, которую потом купила Jawbone. «Он буквально делал это 20 лет назад», говорит Теллер. Кроме того, глава быстро развивающейся команды X Рик Девол тоже имел опыт разработки носимых устройств.

Конечные пользователи этой новой версии — от небольших предприятий до огромных корпораций — уже имели дела с независимыми стартапами, которые адаптировали Glass для рабочих мест. Команда Glass в X формализовала эту структуру, создав экосистему, которая поддерживает «партнерские решения», включая покупку реальных устройств у Alphabet. Партнеры должны продавать полноценные пакеты аппаратного и программного обеспечения корпоративным клиентам. Основной задачей команды Enterprise в X было создание новой модели самих Glass, улучшенной с учетом требований к рабочему месту и оптимизированной за счет новых функций, которых требовали пользователи. В январе 2015 года началась отгрузка получившихся Enterprise Edition партнерам по решению. Возможно, из-за незаживающей раны фиаско на пользовательском рынке Google попросила пользователей не упоминать существование EE.

Тот, кто все еще использует оригинальную серию Explorer, умрет от зависти, когда увидит Enterprise Edition. Во-первых, технология абсолютно подходит для тех, кому предписано носить линзы. Кнопка камеры, которая сидит на оправе, выполняет двойную функцию, заодно убирая часть блока электроники из рамки (Glass Pod). Можно затем совместить очки с защитными очками на фабрике — EE располагает сертифицированной защитой — либо надеть обычную оправу. Теперь средний вес очков со стеклом и оправой практически эквивалентен весу обычных очков.

Другие улучшения включают усиленную сеть — не только более быстрый и надежный Wi-Fi, но и более строго соблюдение стандартов безопасности — и более быстрый процессор. Срок службы батареи был продлен — это важно для тех, кто хочет работать полную восьмичасовую смену без подзарядки. Более интенсивное использование по-прежнему требует внешнего аккумулятора. Камера была модернизирована от пяти до восьми мегапикселей. И, наконец-то, когда записывается видео, горит зеленый индикатор.

«Они похожи на оригинальные Glass, но лучше их в каждом аспекте», говорит Брайан Баллард, CEO Upskill, одного из самых плодовитых поставщиков решений. «Они увидели, как мы используем их, и переосмыслили все — как их заряжать, складывать, чтоб не запотевали, чтоб держали сеть». Баллард говорит, что новая версия просто класс. Три года назад очки были экспериментом. Но сейчас они уже полным ходом внедряются в корпоративный сегмент.

Google Glass возвращаются.

Стивен Леви, корреспондент Wired, видел Glass в действии, когда посещал фабрику AGCO в Джексоне в мае. AGCO — это компания за 7 миллиардов долларов, которая производит крупное оборудование для фермеров — тракторы и опрыскиватели Challenger и Massey Ferguson, среди прочего. Фабрика в Джексоне, которая приобрела тракторный конвейер в 2012 году, весьма технологична. На ней трудится 850 человек. Дорогое оборудование, которое наиболее часто производит именно AGCO, заказывается потребителем, поэтому каждая единица техники как «снежинка» обладает уникальным набором характеристик. Чтобы отслеживать спецификации каждого аппарата, на AGCO раньше нужно было консультироваться с ноутбуком — что требовало пройти тридцать метров и отвлекало от работы. «Бывало, что кто-то уже занял компьютер, приходилось искать другой», говорит Хизер Эриксон. Компания экспериментировала с планшетами, но даже самые стойкие промышленные планшеты не жили больше недели в жестокой среде.

И тогда кто-то предложил Пегги Галик, директору по улучшению бизнес-процессов в Джексоне, попробовать Google Glass. Галик убедила своего босса купить один экземпляр Explorer. В 2013 году их купили и опробовали возможности. Однако чтобы адаптировать их к рабочему месту, нужны были поставщики решений. Прошло несколько месяцев, прежде чем AGCO наконец наладила работу с бельгийской компанией Proceedix.

Работая с Proceedix, AGCO начала решать все возможные проблемы, от безопасности — Explorer нельзя было подключать к корпоративной сети — до отслеживания и безопасности самого устройства. «Мы не могли рисковать появлением у наших работников головных болей и других проблем», говорит она. «В ходе наших первых испытаний качества наши цифры были настолько большими, что нам пришлось перепроверять все снова и снова. Некоторые цифры мы не могли обнародовать, потому что руководство сказало бы, что они слишком высокие».

Наблюдая за рабочими на этаже, сложно сказать, как сильно Glass интегрирована в процесс. Вы просто видите, что люди берут детали, закручивают болты, собирают все воедино, иногда прикасаясь к оправе своих очков. После того как вы увидите примеры того, что видят рабочие, преимущества Glass станут более очевидными. Типичная задача на AGCO занимает 70 минут на выполнение, разбиваясь на этапы по 3-5 минут. Когда работник начинает этап, он прописывается на небольшом экране. Пункты меню предлагают такие варианты, как перейти к следующему этапу, сделать снимок, запросить помощь и другое. Когда этап завершен, рабочий говорит: окей, Гласс, поехали дальше, и процесс повторяется.

Переходя к задачам, которыми они овладели в совершенстве, рабочим необязательно смотреть на экран. Но они могут обратиться к нему в любое время, чтобы увидеть, куда должна отправиться деталь и даже увеличить объект на дисплее, чтобы рассмотреть его поближе. Glass подсказывают, какой нужен болт — болт другого размера может серьезно повредить двигатель — и уточняют, какой ключ взять и как сильно затянуть. Если деталь выглядит поврежденной, можно сделать снимок. Некоторые предпочитают голосовые команды, другие — жесты.

Галик отмечает, что не все одинаково тепло отнеслись к новому процессу — старые, опытные работники сначала не поняли, чем очки могли бы им помочь. Был скептицизм, который нужно было преодолеть, говорит Скотт Бенсон, собирающий коробки передач. И хотя завод — это не коктейль-бар, вопросы безопасности по-прежнему имеют место. Однако в общем и целом работники просто приняли Glass как часть инструментария.

Впрочем, какой у них был выбор. Да и в целом принятие Glass как инструмента сильно отличается от принятия любой другой публикой, кроме рабочих. Некоторые из них проявляют энтузиазм, как Хизер Эриксон. Когда она перешла на другую станцию, где процесс с Glass еще не был имплементирован, уже через два часа она отправилась в офис Пегги Галик и попросила ускорить развертывание.

Сейчас AGCO располагает сотней единиц Glass (за каждую заплатили от 1300 до 1500 долларов) и, по словам Галик, планирует заказать еще 500-1000 в следующие 18 месяцев. Компания определенно рада тому, как Glass помогают в обучении — сокращают обучение с 10 дней до 3.

Когда компания вроде AGCO принимает к использованию новую технологию, поневоле задумываешься, насколько далеко может зайти автоматизация и что она будет означать для рабочих мест. Руководители AGCO считают, что Glass помогает разрешить любые колебания. «Мы не используем их для замены рабочих роботами, которые делают свою работу лучше — мы помогаем людям лучше выполнять свою работу», говорит Галик.

Собственно, эту тему продвигают и первые пользователи Glass EE. Исполнительный директор Upskill и главный экономист одного из своих клиентов в прошлом месяце разместил в Harvard Business Review статью под названием «Дополненная реальность уже улучшает производительность рабочих». «Были опасения, что машины заменяют рабочих-людей…», писали авторы. «Но опыт General Electric и других промышленных фирм показал, что для многих рабочих мест сочетание людей и машин превосходит работу в одиночку. Носимые устройства дополненной реальности определенно сильны».

General Electric проявляла особенный интерес к испытаниям Glass, заявив, что с ними работнику склада требуется на 46% меньше времени, чтобы выполнять свои задачи. Использование Glass в этой среде такое же преобразующее, как и на фабриках — после успешных испытаний DHL заявила о намерении развернуть Glass в 2000 складах по всему миру, где необходимо. 59% работников говорят, что система Glass снижает количество ошибок.

Не только голубые воротнички довольствуются Glass Enterprise. Когда инженер и энтузиаст медицинских технологий Ян Шакил впервые увидел прототип Glass у друзей из Google в 2012 году, он бросил работу и основал стартап Augmedix, который при помощи технологий пытается сделать медицинские обследования более продуктивными — и чтобы врачи и пациенты были довольны. Осматривая пациента, врач надевает Enterprise Edition и транслирует полное обследование интернам или медсестрам, которые ведут записи. Они ведут записи и при необходимости обращаются к медицинской книге пациента, позволяя врачу сконцентрироваться на пациенте целиком и полностью.

«Общее время, которое уходит на записи, снизилось с 33% в наши дни до 10%», говорит Дэвид Люндквист, главврач Dignity Health, которая использует Augmedix и Glass в клинической работе. «И прямое взаимодействие между пациентом и врачом возросло с 35% до 70%».

Энтузиазм Люндквиста по отношению к Glass подчеркивает иронию: те самые черты, которые вызвали критику потребительской версии Glass из-за скрытного ввода внешней информации в реальных условиях; возможность незаметной записи видео стала важнейшей функцией Enterprise Edition. «Когда слышишь слово Glass, думаешь: дегуманизация, социальные потрясения», говорит Шакил. «А мы наоборот — быть ближе к пациенту, иметь возможность положить руку на его плечо, чтобы успокоить его».

Почему Glass так хорошо принимаются в интимных условиях и так негативно воспринимаются на публике? Возможно, потому что в мире предприятий Glass это не навязчивый и отвлекающий смартфон, а инструмент для работы, ничего больше. Enterprise Edition работает только с одним приложением, которое нужно для работы. Там нет Facebook, Twitter, ВКонтакте, уведомлений или желтых заголовков. Glass в рабочей обстановке перестает быть игрушкой, говорит Люндквист. Это инструмент, который дает нам возможность работать профессионально. В большинстве случаев пациенты видят в нем ультрасовременного врача, а не баловника.

Конечно, ультрасовременными должны были быть и сами оригинальные Glass — прежде чем от Glass отказалась сама компания-производитель. Приведет ли успех на рабочем месте к возрождению пользовательской версии? Пока что промышленная версия развивалась отдельно. Alphabet уходит от прямого ответа на этот вопрос, но все указывает на то, что X, подразделение Google Cloud и аппаратное подразделение Google не намерены списывать умные очки для обычных людей со счетов.

«Никто из нас не отказался от мысли, что со временем Glass будут все менее и менее навязчивыми и что все больше и больше людей будут их использовать», говорит Теллер. «Но мы не будем пытаться предвосхитить, каким будет их путь — именно в этом мы накосячили в прошлый раз. Мы сосредоточимся на том, что действительно имеет ценность сейчас, и попробуем оттуда, держа сознание открытым».

Посмотреть еще

Россию подозревают в использовании секретного оружия против американских кораблей

Издание der Standard опубликовало статью о «новом секретном оружии русских». Эксперт считает, что спецслужбы России …